Социальные

ВРАЧИ ПЕРВОЙ ЛИНИИ: Кто защищает их права

Автор: Cornelia Cozonac
02/10/2020 14493

Кадры системы здравоохранения в числе первых попали под удар пандемии коронавируса. Изнуренные большим объемом работы, постоянно вынужденные работать за двоих, троих и более коллег, которые либо заболели, либо окончательно ушли из системы, постоянно подверженные риску заражения из-за необеспечения безопасных условий на рабочем месте, врачи, медицинские ассистенты и технический персонал больниц стойко справляются с вызовами сложившейся ситуации из-за пандемии коронавируса, несмотря на то, что система не всегда защищает их права.

Ежедневно официальная статика изобилует случаями заболевания работников системы здравоохранения. Согласно последним данным, за семь месяцев пандемии, около 6.000 медицинских работников заразились Covid, а 40 проиграли борьбу с болезнью. Эти внушительные цифры свидетельствуют об уязвимости системы здравоохранения Республики Молдова перед масштабной пандемией. Небезопасность на рабочем месте, отсутствие качественного защитного снаряжения, запоздалое тестирование, стресс, а также чрезмерный объем работы – источники нарушения прав, которые в нормальных условиях должны быть обеспечены медицинскому персоналу. Ситуация еще больше усугубляется там, где существуют антагонистичные отношения между медицинским персоналом и администрацией учреждения. 

Отчет Министерства здравоохранения, труда и социальной защиты от 30 сентября 2020 года

 «Мы задыхаемся в костюмах, подавлены, но не можем бросить работу»

Месяцами не видят свои семьи, им трудно, но они не жалуются. Речь о врачах и медицинских ассистентах первой линии, спасающих жизни в Кишиневской больнице скорой помощи, медицинском учреждении, принимающем пациентов с подозрением на Covid. Ольга Куконашу - санитарка отделения по лечению больных коронавирусом. Работа изнуряющая, но она говорит, что не может бросить ее в этот трудный период: «Мы на пределе, истощены. Едва ничинаешь надевать тот комбенизон (защитный костюм - прим. ред.) как уже испытываешь какой-то страх и задыхаешься, тепло от комбинезона вызывает удушье, словно тебе не хватает воздуха. Нам разрешается, если чувствуем себя плохо или намокла маска, выйти из зоны на 15-20 минут, после чего возвращаемся обратно. Работаем по четыре часа, три смены по четыре часа. Смены тяжелые – много пациентов, не хватает медперсонала. Мне нравится моя профессия, и я не отказываюсь от нее, не бросаю работу», - рассказывает Ольга. Она работает в Больнице скорой помощи с 2006 года, в отделении интенсивной терапии. С тех пор как началась пандемия перешла в Отделение для пациентов с Covid. Почти семь месяцев, вместе с другими коллегами, живет в Доме «Așchiuță», предоставленном неправительственной организацией «Ave Copiii».

Работники первой линии Больницы скорой помощи, которые на протяжении семи месяцев живут отдельно от семей, чтобы не подвергать риску близких. Их приютила Ассоциация «Ave Copiii» 

Медицинский ассистент Ирина Сурду работает в БСП всего лишь год. Поступила на работу в отделение интенсивной терапии сразу же после окончания Медицинского колледжа. «В первый месяц работали с тремя днями отдыха между дежурствами, а сейчас у нас только по два дня отдыха. Вначале мне это показалось ok, выдержим. На самом деле это крайне изнурительно. Мы просто изматываемся. Два дня пролетают очень быстро. В первый день практически спим весь день, тем более что к тому же очень жарко и жара еще сильнее изнуряет», - рассказывает Ирина. Она говорит, что труднее всего было носить костюмы в зоне Covid. «В костюме испытываешь стресс, не хватает кислорода, у меня были приступы паники, начинала плакать без причины, потеешь. Постоянно выхожу из зоны мокрой, хирургический костюм словно из стиральной машины, хоть выжимай. Пот заливает глаза. Другая тяжелая сторона – видеть людей, которые поступают в больницу, у них практически синие лица из-за кислородной недостаточности, людей, охваченных паникой, не понимающих, что с ними происходит. Тяжелее всего было привыкнуть видеть очень много людей в критическом состоянии».

«Если честно, то намного страшнее психологическое воздействие. Если раньше улыбались, пытались подбадривать друг друга, то уже было несколько дежурств, когда мы только ссорились, даже не зная из-за чего, цепляемся за каждую мелочь. Мы постоянно сердитые, вспыльчивые, возросла раздражительность. Психологи не работают с нами. Мы сами себя мотивируем, говорим себе, что будем жить и после Сovid, что это наша работа – спасать жизни. У меня в активе уже семь или восемь сданных тестов. Все отрицательные. И мои друзья уже несколько подуспокоились и даже начали выходить на прогулки», - говорит Ирина.

Инициативы по обеспечению прав медицинских работников 

С разрастанием пандемии в Республике Молдова участились и случаи нарушения прав работников системы здравоохранения. Почти каждый третий медицинский работник из насчитывающихся в стране около 10 тысяч врачей и свыше 20 тысяч медицинских ассистентов заразились Covid с начала пандемии, и ситуация продолжает ухудшаться. В некоторых медицинских учреждениях в первые же месяцы пандемии заболело более 80 процентов персонала.

Если в некоторых медучреждениях к врачам и медицинским ассистентам относились снисходительно, побуждали работать в Covid-отделениях, в которых лечат зараженных новым коронавирусом, или в подразделениях по триажу больных, в других учреждениях это делалось путем жестких приказов администрации, без учета пожеланий работников.

«К нам поступали обращения, связанные с увольнением работников по причине отказа от перевода в отделения Covid-19. Люди говорили, что они отказывались не потому, что не хотят работать, а из-за того, что либо страдают хроническими заболеваниями, либо относятся к группе риска в силу своего возраста и тем самым подвергают опасности свою жизнь. Два человека сообщили нам, что их заставили написать заявление об увольнении, то есть, речь идет о нарушении права на труд», - говорит Олеся Дорончану, адвокат Института по правам человека (IDOM), неправительственной организации, которая в первый же месяц пандемии сформировала центр по оказанию помощи людям, права которых были нарушены. Эксперты заявили о своей готовности оказывать бесплатную помощь в первую очередь медицинским работникам для обеспечения соблюдения их прав. Олеся Дорончану говорит, что вначале работники системы здравоохранения обращались с жалобами на отсутствие защитного снаряжения, а сейчас говорят и о других нарушенных правах.

В карантине – на работу

Один из случаев вмешательства адвокатов IDOM связан с Психоневрологическим интернатом из села Брынзений-Ной района Единец, учреждением, где в апреле более 80 процентов пациентов и работников были заражены новым коронавирусом. Нескольких работников, которые должны были находиться на карантине, администрация интерната заставила работать в течение предусмотренных законом двух недель изоляции. Дочь одной из санитарок разместила на своей странице в Facebook видеозапись, отражающую условия, в которых были вынуждены трудиться работницы. Олеся Дорончану говорит, что по этому случаю были подготовлены все документы для обращения в суд. «Это тяжкие нарушения прав. Администрация не только продержала их две недели якобы на карантине, то есть, в изоляции, но и заставила их выходить на работу. Они контактировали и с пациентами учреждения», - говорит адвокат.

Коллаж: ЦЖРМ

Единовременное пособие и надбавка к зарплате, выплачиваемые произвольно

Чтобы стимулировать работников, находящихся на передовой линии борьбы с Covid-19, правительство еще в марте приняло решение выплачивать единовременное пособие в 16 тысяч леев заразившимся на рабочем месте. Работникам первой линии – в отделениях с профилем Сovid, профильное министерство решило выплачивать надбавку в размере месячной зарплаты, то есть, удвоить зарплату. Однако порядок предоставления пособия и стопроцентной набавки к зарплате вызвал подозрения и разногласия. Поскольку количество заразившихся начало расти в геометрической прогрессии, власти стали обвинять медработников в том, что они не защищаются, не знают, как использовать защитные костюмы, и что фактически большинство из них заражаются вирусом не на рабочем месте. Многие работники жаловались, что заразились коронавирусом на рабочем месте или от членов семьи, работающих в других медицинских учреждениях, но администрации больниц отклоняли их притязания.

До сентября месяца, согласно официальной информации, было выплачено чуть больше 2.000 единовременных пособий, а это означает, что только один из трех заразившихся работников системы медико-санитарных учреждений получили обещанные деньги.

Медицинские власти аргументируют медленные темпы принятия решений по этому вопросу тем, что им сложно определять, на рабочем месте заразился тот или иной медработник или нет.

Данные Министерства здравоохранения, труда и социальной защиты на 30 сентября 2020 года 

В Бэлцкой клинической больнице (БКБ), также как и в других медицинских учреждениях, в первые месяцы пандемии сортировка пациентов, так называемый триаж, осуществлялся в отделении неотложной помощи (приемном покое). Врачи и медицинские ассистенты, равно как и технический персонал подвергались риску заражения, и более половины работников заразились коронавирусом, тем более, что в первые недели они не располагали защитным снаряжением. Впоследствии в больнице открыли отделение Covid и пациентов с симптомами коронавируса направляют в это отделение по специальному коридору. Ни один из работников отделения неотложной помощи не получил надбавку к зарплате за первые месяцы, по крайней мере за апрель, когда непосредственно контактировали с Сovid-пациентами. А некоторые заразившиеся работники с большим трудом получили пособие в 16 тысяч леев, в некоторых случаях лишь после вмешательства адвокатов или под давлением коллег-медработников.

«В первые месяцы работали без защитного снаряжения, имели только простые маски. А принимали всех обращавщихся пациентов. Проводили у нас триаж, рентгенологическое обследование и в случае подтверждения определенных симптомов, характерных для Covid, отправляли в Covid-отделение, а до этого мы подвергались риску заражения. Когда некоторые коллеги заразились коронавирусом, администрация больницы отказывалась признавать, что они заразились на рабочем месте. В конечном итоге я получил пособие в 16 тысяч леев, но было очень трудно добиться этого», - говорит врач-реаниматолог Бэлцкой коинической больницы, работающий в отделении неотложной помощи.

Медработники отделения неотложной помощи, непосредственно работавшие с пациентами с симптомами Covid-19, неоднократно обращались в администрацию больницы по поводу выплаты им надбаки к зарплате, как минимум за апрель месяц. Обратились даже в Министерство здравоохранения, но до сентября месяца так и не получили ясного ответа. 

«Хотя в больнице открыли коридор для Covid-больных, в отделении неотложной помощи сохраняется риск контактирования с пациентами с Сovid, поскольку мы осуществляем триаж всех обращающихся, а администрация считает, что мы не находимся в зоне риска», - говорит врач Калистру.

В отделении неотложной помощи около 70 медработников были в контакте как минимум с 92 пациентами, которые впоследствии оказались с положительными результатами теста на коронавирус. Работники отделения не получили надбавку к зарплате за апрель месяц. Как минимум шесть врачей и пять медицинских ассистентов отделения неотложной помощи заразились Covid-19. В БКБ были и два случая гибели медработников от осложнений, вызванных коронавирусом.

В начале сентября правительство, возглавляемое Ионом Кику, решило отменить единовременное пособие в 16 тысяч леев под предлогом повышения зарплаты медработникам и оснащения учреждений всем необходимым. Решение правительства, спрятанное между другими решениями и не вынесенное на публичное обсуждение, вызвало возмущение работников системы, которые говорят, что хотя сумма и невелика, ее рассматривали большей частью как стимулирующий момент. Тем не менее, большое количество зараженных среди работников системы – по несколько десятков в каждый день – показывает, что обеспечение безопасности рабочих мест в больницах обстоит далеко не лучшим образом, способным обеспечить им защиту. В конечном итоге парламент отклонил предложение правительства, оставив в сиде положения законодательства о выплате пособия в 16 тысяч леев работникам, заразившимся на рабочем месте.

Почему уходят врачи

Устав бороться за свои права, врач Игорь Калистру подал недавно заявление об увольнении. Терпение лопнуло. «График работы не соблюдается. Администрация принимает произвольные решения», - говорит врач. Врач-реаниматолог Георгий Брынза семь лет проработал в БКБ, в отделении интенсивной терапии. Год назад он уволился и сейчас еженедельно ездит за свой счет в две районные больницы. Три месяца назад окончательно ушла из больницы и врач Валентина Балтаг, восемь лет проработавшая анестезиологом-реаниматологом в отделении реанимации. «Условия работы были плачевными, все мои коллеги заболели, были госпитализированы в инфекционное отделение. Ситуация была скверной, тяжелой и гнетущей, как морально, так и физически. Были проблемы с оплатой труда - по телевизору говорили, что врачам будут платить двойную зарплату, но мы ничего такого не получали. Мы требовали ответа или размещали в Facebook посты, в которых спрашивали, где наша зарплата, где обещанное, после чего нас оскорбляли, некоторым угрожали, заставляли удалять посты и говорили, что возбудят против нас уголовные дела», - рассказывает врач.

Медработники БКБ утверждают, что только из отделения реанимации за последние годы ушли не менее 10 работников. Они даже составили список врачей, которые были вынуждены искать себе другое рабочее место. Доказательством того, что учреждение сталкивается с нехваткой кадров, является и объявление о вакантных местах, опубликованное на сайте больницы. Больше всего вакантных мест - шесть – в отделении анестезии и интенсивной терапии.

Акция протеста в Бэлцкой клинической больнице, проведенная
альтернативным профсоюзом «Susținere» 

Диана Гросу, председатель бэлцкой неправительственной организации «Lex XXI», которая помогает врачам защищать свои права, утверждает, что между администрацией больницы и некоторыми врачами и медицинскими ассистентами уже несколько лет враждебные отношения, из-за которых врачам трудно работать и многие уходят из учреждения: «В этой больнице много проблем. Руководство допускает злоупотребления, врачи видят, возмущаются, требуют соблюдения их прав, а администрация оказывает давление на них. Сейчас НОН осуществляет проверку возможного конфликта интересов и одного случая непредставления декларации об имуществе и личных интересов. Руководство срывает свое недовольство на врачах. Ситуация ухудшилась во время пандемии. Многие врачи и медицинские ассистенты собираются уйти из больницы. Многие уже ушли. Это о чем-то да говорит», - уточняет юрист.

Отсутствие реакции администрации БКБ

Мы пытались поговорить с администрацией БКБ, но нам это не удалось. Сначала представители руководства больницы выразили готовность обсудить проблемы, на которые ссылались медработники, даже обещали нам предоставить документы, однако через несколько дней откладывания разговора заместитель директора Алла Кондря перестала отвечать на наши телефонные звонки. В ответ на обращение бэлцкого портала Nordnews.md Алла Кондря опровергла обвинения в давлении на медработников и сказала, что те, которые уволились, сделали это по собственной инициативе.

«Врач, ты тоже имеешь права!»

И одно адвокатское бюро заявило о готовности оказывать бесплатные услуги тем, кто находится на передовой линии борьбы с Covid-19. В ходе Кампании «Врач, ты тоже имеешь права!», запущенной Ассоциированным адвокатским бюро «Legal Service», поступили десятки обращений от работников системы здравоохранения.

«Нескольким медработникам помогли обжаловать неправомерные приказы администраций, написать заявления, когда констатируется нарушение их прав. Больше всего случаев обращения были в связи с переводом медработников в отделения Covid без их согласия. Врачи, которые являются специалистами в определенных областях, должны были работать инфекционистами», - говорит адвокат Ион Ботнаренко. Аналогичный случай произошел и в Стрэшенской районной больнице. Администрация приказом обязала врачей-неврологов работать в качестве инфекционистов, даже на более высоких должностях, чем они занимали, но врачи возмутились. В результате вмешательства адвокатов администрация была вынуждена отменить приказ.

Непрозрачность трудовых отношений

К числу установленных адвокатами проблем в системе относиться и то, что многие медработники не в курсе положений трудового договора, мало что знают о трудовых отношениях, а администрации некоторых медико-санитарных учреждений не проявляют открытость к четкому определению этих отношений и прав работников.

«Чаще всего, при согласии медработника трудоустроиться, подтвежденном подачей заявления, формально ему дают на подпись документы, сопутствующие выполнению трудовых обязанностей (приказ о приеме на работу, трудовой договор, условия оплаты труда согласно штатному расписанию, должностные обязанности и др.), но только в экземпляре, подписанном для подразделения по работе с персоналом. Это ситуация, выходящая за рамки добросовестного поведения ответственного за работу с кадрами по отношению к наивности работника, считающего, что иметь собственный экземпляр личного дела – вопрос третьестепенной важности, ситуация, которой спекулирует администрация», - говорит адвокат Эдуард Хадей.

«Феодальное поведение менеджера больничного учреждения»

И в других медицинских учреждениях ситуация аналогична сложившейся в Бэлцкой клинической больнице. Медработники, с которыми довелось побеседовать, жаловались на самоуправные и односторонние действия менеджеров больниц. Жалобы ряда медработников поступили и в Ассоциированное адвокатское бюро «Legal Service» в рамках Кампании «Врач, ты тоже имеешь права».

Адвокат Эдуард Хадей говорит, что эти проблемы обострились, особенно во время пандемии.

«Менеджеры больничных учреждений, которые чаще всего назначаются по клиентурным (политическим/кастовым/кумовским/ родственным) критериям, ведут себя авторитарно, подобно средневековым феодалам, уверенные в поддержке тех, кто их «возвел на престол». С другой стороны, ко всем работникам относятся как к подчиненным, если судить по единоличному решению менеджерами вопросов, касающихся оплаты труда/продвижения по службе и условий труда. 

Если, предположим, медработник добивается соблюдения его прав посредством элементарного требования предоставить ему документы, определяющие трудовые отношения (в частности, оплату труда, пределы обязанностей, указанный в должностных обязанностях), менеджеры медицинских учреждений просто напросто игнорируют/запугивают/препятствуют, а это не что иное как нарушение прав работника. Неправомерные действия осуществляются посредством точных распоряжений менеджера бухгалтерии, отделу кадров – отказать или затягивать предоставление данных либо документов под предлогом, дескать «Ваше заявление у начальника, ждем указаний», затем следуют указания непосредственным начальникам работника - притеснять и оказывать на него административное и исполнительское давление посредством создания неблагоприятных условий труда», - говорит адвокат Хадей.

И врач Калистру из Бэлцкой клинической Больницы говорит, что работники не могут проверять бухгалтерские данные, даже когда подозревают, что нарушаются их права. «Администрация может делать все что хочет и как хочет. Мы ничего не можем проверить. И никто этого не делает. Потому что все позволяется свыше. Из Кишинева. Только независимый аудит мог бы вскрыть допускаемые многочисленные нарушения, но этого не будет в ближайшем времени», - говорит явно разочарованный врач.

Создавшаяся ситуация в некоторых медицинских учреждениях известна Профсоюзу работников здравоохранения «Sănătatea». Заместитель председателя профсоюза Игорь Зубку утверждает, что ему известно не более, чем о трех медицинских учреждениях с авторитарным главврачом, а в остальных учреждениях нет подобных проблем. «Во всех медицинских учреждениях, особенно в районных, работники делятся на лагеря, порой даже по политическим критериям. Одни поддерживают руководство учреждения, а другие находятся на противоположной стороне баррикады. Отсюда и разногласия», - говорит Игорь Зубку.

Отказ в проведении тестирования врачей

Эксперт Алла Немеренко, экс-министр здравоохранения, считает, что непроведением тестирования в ситуациях, требующих такого лабораторного обследования, нарушается право медработников на охрану здоровья: «Даже когда половина коллектива находилось на карантине не проводилось тестирование тех медработников, которые контактировали с заразившимися, и тем самым было нарушено их право на медицинскую помощь. Но ведь они не простые граждане, которые заразились в супермаркете, они каждый день контактируют с больными, подвергаются риску заражения, и в такой ситуации их следовало тестировать в соответствии с международными протоколами, но им отказали в этом праве».

Медсестра из Онкологического института в начале апреля сообщила порталу Anticoruptie.md, что администрация учреждения отказалась тестировать работников с симптомами заражения коронавирусом. «Мы все прошли или проходим через это сейчас. Некоторые из нас заболели еще в феврале, когда у нас были пациенты из Италии. Мы просили сделать нам тесты, но начальство не откликнулось. Я думаю, они боятся, что после этого некому будет работать или им запрещено это делать», - говорила медсестра. Впоследствии она сама заболела Сovid в тяжелой форме. Лечилась дома, за свой счет, поскольку не с кем было оставить маленьких детей. Несмотря на то, что заразилась на рабочем месте, также как и другие коллеги из отделения, в котором работает, администрация учреждения не включила ее случай в список заразившихся Сovid и, соответственно, не выплатила пособие в 16 тысяч леев. «У меня не было теста, я была больна и не могла пойти и сдать тест. К тому же не могла оставить детей одних. Когда вернулась на работу сдала тест на антитела и он был положительным. Я не настояла на рассмотрении случая с целью доказания, что я перенесла Сovid. Мне дали понять, что поскольку у меня нет теста, мой случай не будет рассмотрен. Я довольна, что преодолела болезнь и могу вернуться на работу. Я считаю, что в нынешней тяжелой ситуации руководству медицинских учреждений следовало бы уделять больше внимания работникам, именно это нужно нам сейчас», - говорит медсестра. 

Другое обращение поступило к нам в июле от группы медработников Больницы «Святая троица», которые написали на Карту коррупции портала Центра журналистских расследований, www.anticoruptie.md, о том, что в учреждении, которое не является больницей, специализирующейся на лечении пациентов с Covid, возник очег инфекции. «На прошлой неделе один врач и три медицинских ассистента были тестированы положительно. Сейчас еще несколько медработников, с температурой, ждут результаты теста. Администрация говорит, что «сожалеет», но не собирается ни тестировать работников, ни отправить их на карантин. Нам говорят, что будем работать до последнего медработника. В других больницах работников тестируют каждые две недели, а в Больнице «Святая троица» не хотят расходовать на это деньги из бюджета, хотя работники неоднократно требовали тестировать их. Мы, медицинские работники, подвергаем опасности семьи и свою собственную жизнь», - писали медработники в ананимном письме. Администрация больницы сначала сказала, что в учреждении нет очага Covid. «Положение четко предусматривает необходимость тестирования лиц с клиническими признаками заболевания. Если нет клинических признаков, тестирование не проводится», - заявила пресс-секретарь учреждения Галина Алказ.

Только после нашего запроса информации от Национального агентства общественного здоровья, которое подтвердило в своем ответе наличие в Больнице «Святая троица не менее 10 зараженных работников, администрация больницы решила провести тестирование всех работников.

И медработники Бэлцкой клинической больницы говорят, что администрация больницы отказывается тестировать медработников, которые контактировали с пациентами, зараженными Covid. Тестирование начали проводить под давлением врачей.

Очень многие медработники, встревоженные создавшейся ситуацией и состоянием своего здоровья, сами тестируются на Covid, оплачивая стоимость из собственного кармана. Министерство здравоохранения, труда и социальной защиты отказалось сообщить нам, сколько тестов на Covid провендено за счет работников системы здравоохранения, отметив, что не располагает такими данными.

Медработники, принуждаемые нести расходы на лечение от Covid-19

Юрий является семейным врачом одного из кишиневских медицинских учреждений. Когда мы с ним беседовали, он находился дома - лечился от коронавируса. Он говорит, что заразился на рабочем месте, однако вынужден нести расходы на лечение из собственного кармана. Администрация не допускает, что он заразился на рабочем месте, поскольку другие работники не заражены. Дома заболели и члены семьи – жена и двое детей. Лечение обходится бюджету семьи в сумму почти равную его зарплате врача, говорит Юрий. Мы спросили, почему не пробует лечиться за счет медицинского страхового полиса. «Не работает. Это только для отвода глаз», - ответил врач. 

Аналогичная ситуация во многих медицинских учреждениях. В Центре матери и ребенка директор учреждения Сергей Гладун издал в начале сентября приказ, которым обязывал всех работников подписать до 30 сентября заявление под собственную ответственность, которым обязывались нести полную ответственность за все риски и последствия заражения Covid-19. В документе написано следующее: «Подтверждаю под собственную ответственность, что добровольно принимаю все риски и последствия для моей жизни и здоровья (в том числе понесу финансовые расходы из собственных средств) на время моей работы в Институте матери и ребенка, включая время моего нахождения на работе, в дороге на работу и с работы, осознавая эпидемиологическую ситуацию в стране и риски для моего здоровья и здоровья других людей, с которыми буду контактировать, в случае появления симптомов (кашель, лихорадка), а также использования дезинфицирующих средств. Обязуюсь следовать рекомендациям по ежедневному самоконтролю за своим здоровьем, а при появлении клинических симптомов респираторной инфекции, обратиться к семейному врачу, избегать контактов с другими людьми и проинформировать об этом заведующего отделенением в письменной форме, по электронной почте или SMS».

Текст декларации под собственную ответственность был изменен только после того, как многие работники выразили свое возмущение.

Представители администрации аргументировали свое решение тем, что первый вариант документа был разработан с целью информирования и повышения ответственности работников за соблюдение правил защиты от Covid 19 – носить маску, дезинфицировать руки, чтобы снизить риск заражения.

Председатель Профсоюза «Sănătatea» Игорь Зубку утверждает, что слышал о ситуации в Центре матери и ребенка, но ни один медработник не обратился в профсоюз с жалобой на создавшуюся ситуацию, как это бывает в других случаях, когда администрация совершает злоупотребления. «Если нет жалоб, обращений, мы не можем принимать меры, чтобы помочь работникам. Права работников следует определять путем переговоров коллетива с администрацией. Проще обратиться к адвокатам, поскольку таким образом делегируешь им дальнейшие действия. А профсоюзная процедура предполагает, что работники должны коллективно добиваться соблюдения их прав, добиваться достойных, безопасных условий труда. Это процесс, обеспечивающий долгосрочные дивиденды всем работникам», - говорит профсоюзный лидер.

Больница, в которой ни один работник не заразился

Кишиневская муниципальная детская клиническая инфекционная больница была назначена стратегической больницей для госпитализации пациентов с Covid-19. Здесь госпитализируют не только детей с Covid, но и одного из взрослых, как правило – мать ребенка, которая почти во всех случаях тоже заражена. При таких условиях работы в учреждении не было ни единого случая заболевания среди медицинского персонала. И это благодаря особой осторожности во время проведения процедур и очень хорошему менеджменту в смысле четкого разграничения зараженных и рабочих зон на красные и зеленые и строгому соблюдению правил ношения защитного снаряжения, несмотря на невыносимую жару, сказали нам медраработники учреждения. 

Коллаж: ЦЖРМ

Хотя ситуация под контролем и все сотрудники здоровы, директор больницы Людмила Бырка по-прежнему проявляет осмотрительность. Об этом периоде пандемии говорит, что он крайне стрессовый и сложный. «Мы получили помощь от международных организаций, в частности от UNICEF, которая позволила нам обеспечить работников необходимым защитным снаряжением», - говорит директор больницы. 

«Это помогает нам не носить защитные костюмы восемь часов в день и быть более трудоспособными. Все же, того полчаса – часа, которые мы проводим в палате с пациентом, хватает, чтобы задыхаться. Выходим мокрыми, выпиваем стакан воды и идем в следующую палату», - уточняет врач-инфекционист больницы Татьяна Штирбу. 

«Было очень трудно, потому что это новая инфекция, мы не знали, чего ждать, что может случиться дальше. У нас есть пациенты, нуждающиеся в длительном лечении. Защитные костюмы нужно менять каждый раз перед тем, как войти в палату, когда посещаем пациента. Когда защитное снаряжение качественное, работа безопаснее. К нам поступают только подтвержденные пациенты с Covid из всей республики. У некоторых пациентов члены семьи госпитализированы в другие медицинские учреждения, другие потеряли кого-то из близких в то время, когда находились в нашей больнице. Они нуждаются в нашей помощи, чтобы справиться с этой ситуацией. Некоторые сдают подчас до восьми тестов, пока доходят до отрицательного результата, а это очень тяжело», - рассказывает заведующая отделением интенсивной терапии Диана Влад. 

Сверхурочная работа

Старой проблемой, обострившейся с начала пандемии, является сверхурочная работа, особенно из-за нехватки врачей и медицинских ассистентов в больницах, в которых лечат пациентов с Covid-19, говорит Алла Немеренко: «У нас каждый работает за десятерых, особенно не хватает медицинских ассистентов в реанимационных отделениях. Если в США на одно реанимационное койко-место приходится один ассистент, то у нас один ассистент обслуживает несколько койко-мест, в Республиканской больнице на одного ассистента приходилось семь койко-мест. Ситуация ухудшилась с началом пандемии. Во многих больницах работники заболели, ушли на карантин, лечатся, а на оставшихся свалился очень большой работы. Отсюда и другие заболевания – депрессия и и профессиональное выгорание. Тут два фактора – физический труд и профессиональное выгорание, истощение, стресс. Небольшая ошибка и все, заразился...», - говорит Алла Немеренко.

Во многих медицинских учреждениях давно укоренилась практика посменной работы, так называемые дежурства, по 24 часа, хотя закон запрещает работать больше 8-12 часов в день. Некоторые медработники говорят, что порой находятся на работе и по две смены по 24 часа подряд. А все это из-за нехватки врачей, медсестер или санитарок. И некоторые водители машин скорой помощи работают по 24 часа. В столичных медицинских учреждениях работают санитарки и медицинские ассистенты, живущие в пригородах, и их устраивает работать по 24 часа или 36 часов, а потом иметь один или два свободных дня. Мария работает медсестрой в Онкологическом институте. Она говорит, что в отделении, в котором она работает, уже много лет не хватает медсестер, поэтому тем нескольким, которые трудятся в отделении, приходится работать сверхурочно, прилагать двойные, а то и тройные усилия. «Начинаем работу утром и уходим с работы утром следующего дня. Нас это устраивает, поскольку после этого мы сутки свободные. Правда, после выматывающей работы нужно отдохнуть. Сейчас, во время пандемии, работа сопряжена с еще большим стрессом. И раньше многие ассистентки не выдерживали и уходили из системы. Сейчас уже даже уходить некому. Заболеваем, лечимся и возвращаемся на работу», - говорит Мария.

Аналогичная ситуация и в Бэлцкой клинической больнице. Медработники говорят, что сейчас из-за нехватки персонала у них больше дежурств, чем раньше, но зарплату не повысили. Например, если раньше на одну заплату работали по шесть-семь дежурств, а сейчас делают по 11-12 дежурств по 24 часа каждая.

Несколько лет назад в ходе работы над журналистским расследованием застали в Чимишлийской районной больнице врача-хирурга Сергея Будей, который третий день подряд дежурил в больницы. Подробнее об этом случае – в расследовании «И врачи устают».

Ситуация не изменилась в последние годы. Более того, с тех пор как началась пандемия, многие медицинские учреждения периодически сталкивались с нехваткой кадров, поскольку часть работников были либо на карантине, либо на больничной койке, либо лечились дома. И оставшиеся были вынуждены справляться с изнурительным сверхурочным объемом работы.

«В трудовых договорах нет несоответствий, как правило, это оформляется как работа по совместительству, но фактически таким образом маскируется сверхурочная работа», - говорит заместитель председателя Профсоюза «Sănătatea» Игорь Зубку. Он уточняет, что уже много лет пытается вынести на обсуждение эту проблему, но тем самым вызывает недовольство работников, которые говорят что эта ситуация их устраивает, поскольку они тратят меньше времени на дорогу. Договоры по совместительству позволяют им больше зарабатывать. Все же, эксперты в области утверждают, что будь плата за восемь часов работы достойной, позволяющей работникам системы покрывать свои повседневные потребности, содержать семьи и иметь средства на отдых, им не приходилось бы работать на две ставки, а подчас и больше.

Начальники получали зарплату, а работники - нет

Людмил Давид, доктор медицинских наук, врач-терапевт, уже много лет работает в кишиневском медицинском учреждении «Санаторий-профилакторий «Constructorul». Она говорит, что с начала пандемии не получала зарплату, также как и большинство работников учреждения. «Администрация на протяжении всего этого периода постоянно получала зарплату, без задержек, а большая часть работников ничего не получили. Нам даже ничего не объяснили, находимся ли мы в техническом простое или нет. Я, к примеру, работала все это время, но с апреля и до сих пор не получала зарплату», - говорит врач. С начала пандемии учреждение приостановило свою деятельность, изначально на период чрезвычайного положения, затем работало как учреждение по приему пациентов с Covid. Людмила Давид попыталась добиться соблюдения своих прав, но столкнулась с жестким отношением администрации, которая отказалась обсуждать этот вопрос. Дело дошло до суда. Врачу помогли в этом адвокаты Ассоциированного бюро, которое проводит кампанию «Врач, ты тоже имеешь права!». «Нарушены ее трудовые права. Администрация отказалась представить разъяснения в ответ на наши запросы. Мы потребуем их в судебном процессе», - уточняет адвокат Эдуард Хадей. Мы позвонили директору Санатория-профилактория «Constructorul» Алексею Златовчену, который сказал нам, что не было никакого конфликта, что врач Давид якобы не написала заявления о приеме на работу на соответствующий период, что она якобы параллельно работала в другом медицинском учреждении. В ответ на вопрос о тяжбе в судебной инстанции директор порекомендовал поговорить с юристом учреждения и... отключил телефон.

Участники пресс-конференции, на которой было объявлено о создании
альтернативного Профсоюза «Susținere»

Альтернативный профсоюз в Бэлць

Чтобы лучше защищать свои права врачи и медицинские ассистенты Бэлцкой клинической больницы, а также медики, которые раньше работали в этом учреждении, в июле текущего года решили создать новый профсоюз, альтернативный. Профсоюз «Susținere» был создан в июле, в Бэлць, и в настоящее время в его составе 16 членов. Изначально к профсоюзу присоединились 33 медицинских работника, но вскоре 17 из них отозвали свои заявления. Новосозданную организацию зарегистрировали в Государственном реестре юридических лиц 12 августа текущего года. Диана Гросу – юрист и в последнее время помогала медработникам защищать свои права. Ее избрали заместителем председателя нового профсоюза. «Группа медицинских работников решила объединиться в альтернативный профосюз, чтобы иметь возможность защищать свои права, изменить состояние дел в системе здравоохранения. Старый профсоюз не защищал их права. Было много ситуаций, в которых профсоюз не вмешался. Сейчас, с тех пор как был создан Профсоюз «Susținere», активизировался и существующий профсоюз, закупил защитное снаряжение. Профсоюз «Susținere» будет прозрачным, честным и одинаково открытым для всех медицинских работников, и будет защищать их права», - заявила Диана Гросу на пресс-конференции по презентации новосозданного профсоюза.

Председатель Профсоюза «Susținere», врач Георгий Брынзэ говорит, что медработники, которые присоединились к новому профсоюзу и написали заявления о выходе из профсоюзной организации больницы, сталкиваются с давлением со стороны администрации и руководства профсоюза. Он считает, что старый профсоюз не может защищать их права, поскольку председатель профкома, будучи руководителем Консультативного центра БКБ, является частью администрации больницы, и фактически находится в ситуации конфликта интересов. Более того, подавшие заявление о выходе из профорганизации больницы, говорят, что администрация оказывает давление на них.

«Все медсестры и санитарки отозвали свои заявления о вступлении в Профсоюз «Susținere». Некоторым прямо сказали, что у них будут проблемы, что лишатся определенных преимуществ. Беседы были жесткие, как сказали мне коллеги. Некоторые даже получили строгие выговоры. Например, врач Игорь Калистру работает в Бэлцкой клинической больнице 20 лет. Ни разу не имел никаких дисциплинарных взысканий. Он был одним из немногих, кто требовал справедливой оплаты труда для своих коллег в период пандемии Covid-19. Сейчас против него «фабрикуют» взыскание за взысканием. Ему вменяют в вину проблемы, к которым он не имеет никакого отношения», - говорит Георгий Брынзэ. 

 

Георгий Брынзэ


«Медработников без их согласия переводили из одного отделения в другое, на работу с пациентами с Covid. Их просто напросто ставили в известность, что вот с завтрашнего дня вы работаете там. График работы грубо нарушается. Одна ставка предполагает где-то шесть-семь дежурств по 24 часа. Сейчас за ту же зарплату отрабатывают по 11-12 дежурств. По той простой причине, что не хватает медиков. Сейчас в отделении интенсивной терапии работают два нейрохирурга, поскольку, видите ли, в отделении не хватает персонала, взяли и отправили туда дежурить двух нейрохирургов. В отделении Covid дежурят врачи-реаниматологи. Надбавку к зарплате платят только медработникам, работающим с пациентами с Covid. В отделении неотложной помощи, которое принимает всех пациентов, среди которых есть и с подтвержденным заражением Covid, работникам не выплачивается эта надбавка», - уточняет врач Георгий Брынзэ.

Марчела Багрин – медсестра в отделении неотложной помощи БКБ. На пресс-конференции, посвященной созданию нового профсоюза, она заявила, что в течение четырех лет, с тех пор как работает в больнице, не ощущала наличие профсоюзной организации в больнице. «Профсоюз не был рядом с нами, когда сокращались рабочие места, когда врачи были вынуждены уходить из больницы. Теперь, когда было решено создать новый профсоюз для поддержки медработников, на нас каждый день оказывается давление. Администрация больницы говорит, если не нравится - уходите. Это не нормально. Мы хотим поддержки, хотим защищать свои права. Многие из коллег, которые изначально вступили в наш профсоюз, впоследствии забрали свои заявления. Они говорят, что боятся и не хотят иметь проблемы», — говорит Марчела Багрин. 

В числе первых действий Профсоюза «Susținere» было обращение к руководству больницы с требованием выплаты надбавки к зарплате медработникам, работавшим с пациентами с Covid, каждый второй из которых заразился на рабочем месте, но также обращение в Министерство здравоохранения, труда и социальной защиты с ходатайством рассмотреть случай врача Игоря Калистру, расцениваемый профсоюзом как преследование за высказывание своего мнения и членство в новом профсоюзе. 

Что говорит отраслевой Профсоюз «Sănătatea»

Созданный в Бэлць новый профсоюз подал заявление о вступлении в отраслевой профсоюз системы здравоохранения. Заместитель председателя Профсоюза «Sănătatea» Игорь Зубку говорит, что профсоюзы создаются добровольно на основе общих интересов и солидарности, и медработники вправе объединиться и учредить первичную профсоюзную организации, если считают, что таким образом смогут защищать свои права, вот только деятельность профсоюза должна быть коллективной и осуществляться по определенным правилам.

Caption

«Медработники Бэлцкой больницы сами избрали своего лидера, никто им его не навязал сверху. Во многих учреждениях сущесвуют по несколько лагерей, некоторые громогласно требуют соблюдения прав на собраниях, но когда предлагаешь им возглавить профсоюз, вести переговоры с администрацией по поводу прав, они замолкают», - говорит Зубку. Профосюзный лидер уточнил, что вопрос о новом бэлцком профсоюзе будет рассмотрен на заседании совета Профсоюза «Sănătate» и будет принято решение по поводу создавшейся ситуации.

Чего боятся медработники

Многие медработники, с которыми довелось побеседовать, и которые рассказывали о проблемах в системе, просили не указывать их имена. Большинство из них боятся, что у них будут проблемы, что им придется искать другую работу. Медики говорят, что когда работник выражает недовольство условиями труда и пытается добиться соблюдения его трудовых прав, он сразу же становится неугодным. Ему создают проблемы, выискивают недостатки. Дело доходит даже до вовлечения пациентов, которые по указке пишут жалобы на медиков. Таким образом администрация легче может использовать разные рычаги против строптивых медработников. Врач Игорь Калистру из Бэлць говорит, что после того, как стал говорить о существующих проблемах в учреждении, в котором работает, получил строгий выговор от администрации. «Пациент пожаловался, что ему не провели процедуры химиотерапии. Пожаловался в министерство. Мы, врачи, не виноваты в том, что такие решения были приняты на уровне министерства, больницы, а именно на период чрезвычайной ситуации отказаться от ряда лечебных процедур, которые считаются не столь неотложными. В конечном итоге виновным признали меня и объявили выговор. Без того, чтобы поставить меня в известность, без созыва совета для рассмотрения инцидента, без проведения надлежащих экспертиз для определения, моя ли вина в создавшейся ситуации. Никто меня не защитил. Я в бугалтерии узнал, что мне объявили строгий выговор», - говорит врач Игорь Калистру. Другой врач, который был вынужден уйти из Бэлцкой клинической больницы после многолетней работы реаниматологом, Георгий Брынзэ, который сейчас несколько раз в неделю ездит в ряд больниц севера Молдовы, говорит, что руководители больниц знакомы между собой и зачастую, когда медработник уходит из учреждения из-за того, что был недоволен условиями труда или требовал соблюдения его прав, они созваниваются и сообщают об этом человеке. Чаще всего о тех, кто увольняются и хотят устроиться на работу в других учреждениях, говорят далеко не в розовом цвете. «Довольно сложно устроиться на работу в другое учреждение после чего тебя описали как человека скандального, сующего нос куда не следует, недовольного и так далее. Тот факт, что ты добиваешься соблюдения твоих законных прав, не рассматривается как нечто в порядке вещей», - говорит Георгий Брынзэ. Врач уточняет, что за последние годы только из отделения, в котором он работал, уволились не менее 10 врачей.

Расследование выполнено при содействии Марианны Колун, Мэдэлина Некшуцу и Марина Богоновского

Статья выполнена в рамках проекта Фонда им. Фридриха Эберта «Продвижение социальных реформ и прав работников в Республике Молдова: журналистские расследования».

Расследования по теме

Предыдущая статья на эту же тему

Следующая статья на эту же тему

Материалы платформы www.anticoruptie.md могут быть использованы только в сокращении до 1.000 символов. Все интернет ресурсы обязаны указывать источник и прямую ссылку на статью. Печатные издания, радиостанции и телеканалы должны озвучивать источник. Копирование полного текста разрешается только с предварительной договоренностью с Центром Журналистских Расследований. Статьи, опубликованные на портале www.anticoruptie.md защищены Законом об авторском праве и смежных правах.

Комментарии